Новый реставрационный материал — разработка колорадского университета

Архитектор берлинского бюро Kahlfeldt Architekten Сергей Агеев приводит 8 хрестоматийных примеров реставрационной работы с памятниками архитектуры 

О зданиях во все времена заботились, чинили, достраивали, восстанавли­вали. Однако ясное представление о необходимости сохранения памятников архитектуры возникает достаточно поздно, только в ХVIII веке; эстетическая ценность дополняется исторической.

Естественно, что в эпоху классицизма в поле зрения реставраторов поначалу попадают только античные построй­ки. В дальнейшем круг ценных объектов расширяется, а в научных дискус­сиях постоянно уточняются и изменяются представления об оптимальных подходах к сохранению объектов культурного наследия.

Они закрепляются в международных хартиях, таких как Итальянская 1931 года или Венециан­ская 1964 года.

В настоящее время специалисты различают три вида работ, которые допу­стимы на памятниках: реставрация, консервация и ремонт. Однако на прак­тике чаще всего идет речь о сложном сочетании необходимых мероприятий.

Формальное разграничение проводят исходя из преобладающего характера работ: реставрация чаще всего сочетает в себе различные операции, но по постановке цели мы можем разделить реставрации на фрагментарные и целостные.

1. Стилистическая реставрация

Замок Пьерфон, конец XIV века. Реставрация — Эжен Эммануэль Виолле-ле-Дюк, вторая половина XIX века

Новый реставрационный материал - разработка Колорадского университетаНовый реставрационный материал - разработка Колорадского университетаНовый реставрационный материал - разработка Колорадского университета

1 / 3

Замок Пьерфон до реставрации. Фотография 1855 года© Wikimedia Commons

2 / 3

Замок Пьерфон после реставрации. Фотография 1874–1890 годов© Wikimedia Commons

3 / 3

Замок Пьерфон в наши дни. Фотография 2013 года© Wikimedia Commons

Замок в основном отстроен заново из руин, в которые стал превращаться с 1617 года после осады войсками кардинала Ришелье и последующего частичного разрушения. Он был восстановлен по желанию Наполеона III, думавшего устроить в нем свою резиденцию. Характерный пример стилистической реставрации, цели которой Виолле-ле-Дюк излагал так:

«Реставрировать здание — это не значит его поддерживать, его чинить или восстанавливать его прочность, это значит восстанавливать его в законченном виде, который, возможно, никогда реально не существовал».

Такой подход с превалирующим стремлением к целостности объекта, харак­терный для своего времени, в корне противоречит современным принципам работы с памятниками, игнорируя историческую ценность объекта, а зачастую и нанося ему невосполнимый вред как историческому источнику.

Удивитель­ным анахронизмом является во многом аналогичное воссоздание Царицын­ского дворца в Москве  В 2005–2007 годах руинированное здание, от которого оставались лишь внешние стены, было восстановлено в процессе реставрации и реконструкции дворцово-паркового ансамбля..

2. Консервация исторических руин, анастилоз

Афинский акрополь, XV век до н. э. — начало XIX века. Реставрация — Николаос Баланос, начало XX века

Новый реставрационный материал - разработка Колорадского университетаНовый реставрационный материал - разработка Колорадского университетаНовый реставрационный материал - разработка Колорадского университетаНовый реставрационный материал - разработка Колорадского университета

1 / 4

Фотография Уильяма Джеймса Стиллмана. 1875 год© Wikimedia Commons

2 / 4

Фотография Уильяма Джеймса Стиллмана. 1875 год© Wikimedia Commons

3 / 4

Фотография 1899 года© Wikimedia Commons

4 / 4

Акрополь в наши дни. Фотография А. Савина. 2013 год© Wikimedia Commons / A. Savin

При реставрации сооружений Афинского акрополя под руководством Баланоса наиболее полно был разработан один из методов консервации памятников — анастилоз (термин, введенный самим Баланосом), под которым понимается установка на свое изначальное место подлинных элементов памятника, пере­мещенных в результате разрушений или перестроек. Дополнения допускаются только для поддержания подлинных элементов. Необходимо отметить, что прежде реставраторов, включая Баланоса, интересовал только античный Акро­поль и следы всех последующих строительных периодов, например византий­ского, удалялись.

Последующие реставрации сооружений Акрополя в целом также выполнялись в рамках анастилоза, с учетом возросших возможностей по идентификации обломков и более точной подгонки дополняющих каменных блоков.

Однако нельзя не отметить стремления современных реставраторов к все более пол­ному восстановлению зданий, как, например, результаты реставрации Про­пилей (реставратор Тасос Танулас, 1984–2009 годы) или храма Ники Апте­рос (Демосфен Зеро, 1985–2010 годы).

3. Археологическая реставрация

Церковь Спаса на Нередице в Новгороде, 1198 год. Реставрация — Петр Покрышкин, 1902–1908, 1919–1920; реставрация и воссоздание — Григорий Штендер, 1956–1958, 1986–2005 годы

Новый реставрационный материал - разработка Колорадского университетаНовый реставрационный материал - разработка Колорадского университетаНовый реставрационный материал - разработка Колорадского университета

1 / 6

Открытка с изображением церкви Спаса на Нередице. Конец XIX — начало XX века© Wikimedia Commons

2 / 6

Церковь Спаса на Нередице. Фотография сделана в 1900-е годы© Wikimedia Commons

3 / 6

Чертеж Петра Покрышкина из «Отчета о капитальном ремонте Спасо-Нередицкой церкви в 1903 и 1904 годах». 1906 год© archive.perm.ru

4 / 6

Чертеж Петра Покрышкина из «Отчета о капитальном ремонте Спасо-Нередицкой церкви в 1903 и 1904 годах». 1906 год© archive.perm.ru

5 / 6

Начало реконструкции церкви Спаса на Нередице. Фотография 1947 года© sergeykostikov.livejournal.com

6 / 6

Церковь Спаса на Нередице в наши дни. Фотография 2012 года© Wikingenge / Wikimedia Commons

Становление методов реставрации, в частности археологической, в русской прак­тике связано с именем Петра Покрышкина. Особую известность получила его реставрация церкви Спаса на Нередице.

Реставрационные добавления (в основном восстановление позакомарного покрытия  Позакомарное покрытие — кровля, уложенная непосредственно по сводам («комарам»).

) были сведены к мини­муму, сохранена неровность поверхностей, оставлена луковичная глава более позднего периода, проведено тщательное исследование и фиксация памятника, то есть выполнены подробные обмерные чертежи, показывающие, например, неровности кладки, и проведена фотофиксация.

Именно эта фикса­ция позволила воссоздать после Второй мировой войны наполовину руиниро­ванный памятник в архитектурных формах конца XII века с целью сохранения подлинных частей храма и остатков росписей. В настоящее время реставра­цион­ные работы, в том числе восстановление росписей, продолжаются.

4. Фрагментарная реставрация, раскрытие, реставрационный ремонт

Церковь Параскевы-Пятницы на Торгу в Новгороде, 1207 год — XVIII век. Реставрация — Григорий Штендер, 1954–1963 годы

1 / 3

Церковь Параскевы-Пятницы до реконструкции. Фотография 1940-х годов© trv-science.ru

2 / 3

Церковь Параскевы-Пятницы в наши дни. Фотография 2013 года

Вид на подворье

© Kuds / Wikimedia Commons

3 / 3

Церковь Параскевы-Пятницы в наши дни. Фотография 2013 года

Вид с Воротной башни Гостиного Двора

© Demironow / Wikimedia Commons

Характерный образец фрагментарной реставрации памятника со сложной строительной историей. За свою длинную жизнь в результате переделок здание утратило многие стилистические и композиционные особенности (например, полностью изменены кровля и глава храма).

В результате реставрации неодно­родность структуры церкви получила значительно большее выражение. В древ­нейших формах были реставрированы северный фасад, большая часть запад­ного и нижние части других фасадов.

Произведено раскрытие  Раскрытие — комплекс операций по удалению поздних, не авторских напластований или дополнений.изначальной фактуры стен. Части памятника позднейших строительных периодов сохране­ны, по ним также проведена фрагментарная реставрация.

Так, например, восточный фасад и барабан решены в формах XVII века, а покрытие и глава оставлены в формах XVIII века, то есть на этих частях фактически произведен только ремонт.

5. Консервация военных руин

Гедехтнискирхе, архитектор Франц Генрих Швехтен, 1891–1895 годы. Консервация и новое здание — Эгон Айерман, 1957–1961 годы

1 / 4

Фотография Сигурда Курмана. 1901 год© Wikimedia Commons

2 / 4

Фотография сержанта С. Х. Хьюитта. 1945 год© Wikimedia Commons

3 / 4

Гедехтнискирхе после реконструкции. Фотография Вилли Прагера. 1965 год© Wikimedia Commons

4 / 4

Гедехтнискирхе в наши дни. Фотография Андерса Адермарка. 2009 год© Anders Adermark / Flickr.com

Первоначальный проект Эгона Айермана не предполагал сохранения руин разрушенной в 1943 году псевдороманской церкви.

Однако поднявшаяся волна общественного протеста заставила архитектора переработать проект, и руины были законсервированы, а рядом с ними были построены новые объемы.

Роль доминанты, однако, была сохранена за руинами старой колокольни с полуразрушенным шатром. В таком виде Гедехтнискирхе стала символом Западного Берлина и памятником минувшей войны.

6. Целостная реставрация зданий, разрушенных войной

Петергофский дворец, архитектор Бартоломео Франческо Растрелли, 1745–1755 годы. Реставрация — Василий Савков, Евгения Казанская, 1944–1964 годы

1 / 4

Фотография Франтишека Краткого. 1896 год© Wikimedia Commons

2 / 4

Разрушенный во время Второй мировой войны Большой дворец Петергофа. Фотография Евгения Халдея. 1944 год© Евгений Халдей / РИА «Новости»

3 / 4

Большой дворец после реконструкции. Фотография Держи Элекеша Андора. 1966 год© Wikimedia Commons / Держи Элекеш Андор

4 / 4

Большой дворец Петергофа в наши дни. Фотография 2011 года© flickr.com/oarranzli

Реставрация памятников, разрушенных во время войны, считается исключе­нием из общих правил, так как целостный облик здания еще жив в сознании людей.

И если в Германии в послевоенный период реставрация нередко ограничивалась консервацией и сочеталась с превращением руин в своеобраз­ные военные мемориалы, то в Советском Союзе акцент был сделан на воссозда­нии в прежнем виде, то есть целостной реставрации.

Это потребовало воспро­изведения элементов не только рядовых, но и уникальных, возрождения утраченных художественных ремесел. Однако стоит отметить стремление реставраторов к максимальной достоверности воссозданий.

7. Воссоздание зданий, разрушенных войной, «дигитальный анастилоз»

Фрауэнкирхе в Дрездене, архитектор Георг Бер, 1726–1743 годы. Реставрация — Ульрих Р. Шёнфельд, Кристоф Френцель, Уве Кинд, 

1992–2005 годы

1 / 7

Фотография 1939 года© Wikimedia Commons

2 / 7

Руины Фрауэнкирхе. Фотография 1945 года© Wikimedia Commons

3 / 7

Руины Фрауэнкирхе. Фотография 1945 года© Wikimedia Commons

4 / 7

Реконструкция Фрауэнкирхе. Фотография 2003 года© Wikimedia Commons / Sir James

5 / 7

Восстановленная Фрауэнкирхе. Деталь. Фотография 2012 года© Wikimedia Commons / MaryG90

6 / 7

Восстановленная Фрауэнкирхе. Деталь. Фотография 2011 года© Wikimedia Commons / yeowatzup

7 / 7

Фрауэнкирхе в наши дни. Фотография 2012 года© Wikimedia Commons / NoPlayerUfa

Восстановление Фрауэнкирхе в Дрездене является наглядной иллюстрацией новых тенденций в реставрационной практике Германии. Можно сказать, что на сегодняшний день преобладает стремление к целостной реставрации и даже воссозданию полностью утраченных памятников.

Церковь, занимающая на кар­­тинах Каналетто  Джованни Антонио Каналетто — (1697–1768) итальянский художник эпохи классицизма.

 такое же место, как колокольня Ивана Великого на полотнах Федора Алексеева  Федор Алексеев — русский живописец, один из основоположников русского городского пейзажа; современники называли его русским Каналетто., почти полвека пролежала в руинах за забо­ром. С 1993 года началась методичная разборка завалов.

Все камни были рассор­тированы, с помощью компьютерной модели каждому было найдено свое место. Все недостающие блоки вырезаны заново из того же саксонского песчаника и обработаны вручную. Однако подлинные камни хорошо видны, они значительно темнее — таким образом, специальной сигнации  Сигнация (лат.

signo — «указываю», «обозначаю») — визуальное выявление дополнений, например, использование кирпича с маркировкой или контрастных по цвету и фактуре материалов. не тре­буется. Воссоздан памятник, разрушенный войной (его еще помнят целым), строительство произведено по первоначальным технологиям, подлинное легко отличить от воссозданного.

В защиту новых подземных помещений Фрауэнкирхе можно сказать, что они ведут себя скромно. Никаких пирамид и стеклянных клумб на поверхности, лишь пара невысоких стеклянных вентиляционных шахт, прилепившихся к од­ному из крылец.

Функция — служебная, подсобные помещения для проведения концертов в церкви и размещения инженерного оборудования. Но все же объем новых элементов значительно превышает объем сохранившихся, то есть это новодел с элементами анастилоза.

8. Фрагментарная реставрация зданий, разрушенных войной

Новый музей в Берлине, архитектор Фридрих Август Штюлер, 1841–1859 годы.

Реставрация — Дэвид Чипперфильд, 1997–2009 годы

1 / 3

Новый музей в Берлине. Гравюра Альберта Генри Пейна. 1850 год© Wikimedia Commons

2 / 3

Разрушенный Новый музей. Фотография 1964 года© myreader.toile-libre.org

3 / 3

Восстановленный Новый музей. Фотография 2009 года© Wikimedia Commons / Marku1988

Реставрация Нового музея в Берлине — пожалуй, главное событие последних лет в архитектуре Германии — продолжает линию Старой пинакотеки в Мюн­хене (реставрация и реконструкция — Ханс Дёльгаст, 1953–1957 годы). Как и многие другие здания, музей стоял в руинах со времен окончания войны.

Читайте также:  Афтозный стоматит: причины, лечение у взрослых и детей

Многие элементы архитектурного убранства были складированы, развалины зарастали и разрушались. Для восстановления из множества вариантов был выбран наиболее скромный проект Дэвида Чипперфильда.

Обрушенные части фасадов возвели из старого кирпича (аналогичного использованному при строи­тельстве музея), но без штукатурки и, соответственно, без ордерного декора. Внутренняя структура восстановленных частей в целом воспроизводит историческую, но в отделке использованы бетонные элементы, четко марки­рующие новые части.

Что делает эту реализацию основных принципов научной фрагментарной реставрации, отраженных в Венецианской хартии, событием? Как ни удивительно, «лишь» дотошность реставраторов на грани безумия в со­четании со скромностью архитектурного решения новых элементов.

Именно эта скромность заставляет совсем по-новому взглянуть на полустертые фрески XIX века и почувствовать ценность уцелевшего. Сохранено и законсервировано буквально все: от кусочков мозаичного пола до старых музейных витрин, от росписей до фрагментов однотонных выкрасок со следами позднейших граффити.  

Реновация исторических зданий. Зарубежный опыт

Сохранение исторических зданий – вещь для европейской градостроительной политики привычная.

Иногда они настолько щепетильны в этом вопросе, что способны сохранить единственный оставшийся аутентичный кирпич в полностью восстановленном историческом здании, будто в этом камне сосредоточены вся энергия и смысл архитектурного памятника.

Чаще всё-таки реконструкция более полноценна, и во многих городах Европы есть примеры прекрасных решений в области реновации исторических зданий и районов.

https://www.youtube.com/watch?v=jd_LTnVX4Q4

Два корпуса бывшей сельскохозяйственной фермы в польском городе Лешно  – известная картина обветшалых и полузаброшенных зданий где-нибудь на окраине старого города.

Усилиями архитекторов из бюро NA NO WO Architekci  «морально устаревшая» территория ожила и теперь здесь современный центр для пожилых людей, включающий апартаменты, ресторан, реабилитационный и медицинский центр с сопутствующей инфраструктурой.

Проект курировался архитекторами от концепции до сдачи объекта в эксплуатацию. Помимо восстановленных исторических зданий, построенных в разное время, в комплекс было включено ещё два корпуса.

Весь ансамбль пришлось стилистически связать, что архитекторы сделали при помощи дизайнерских перфорированных стальных листов Cor-Ten.

Ржавый цвет пластин создаёт эффект «налета старины», как бы уравнивая историческое и современное,  перекликаясь по колориту с центральным корпусом из красного кирпича.  

Эти же листы образуют балюстраду просторной террасы на крыше бывшей конюшни.

Исторически сложившееся пространство было существенно расширено. Во внутреннем дворе организовали фонтан и рекреационный сад с зелёными участками для отдыха и досуга.

Во французском городе Монруж есть образец другого типа реновации исторических сооружений, ставший достаточно популярным в последнее десятилетие. От здания бывших конюшен второй половины XIX в. сохранились одни стены, да и те долгое время стояли руинами посреди исторической застройки.

Для того чтобы не восстанавливать здание полностью и не сносить оставшуюся часть, архитекторы из бюро Aedificare решили вписать современное здание в сохранившийся остов. Решение оказалось весьма удачным – экономичное и практичное жильё не требует декорирования, а восстановление исторической кирпичной кладки стен не было столь трудоёмким и затратным.

Современная постройка была облицована цинком, и красноватый тон гармонично сочетается с перекрытиями  и карнизами стен и крышами окружающих домов. 

Порой хватает небольших деталей, чтобы оживить и освежить самое старое здание. Тому пример – церковь Сан-Франческо в испанском городке Санпедор. Проект реновации разрабатывался архитектором Давидом Клосесом (David Closes) и готовился как каталонский павильон на Венецианскую биеннале 2014 года.

В бывшем женском монастыре, построенном в начале XVIII в., историческое наследие сталкивается с современными динамическими формами, которые открыто характеризуют нашу эпоху.

Резкие линии, углы и кубические объёмы из стекла и стали, казалось, должны были вносить дисгармонию, но благодаря аккуратной и ненавязчивой расстановке, они не разрушают впечатление целостности архитектурного произведения.

В ходе реконструкции архитектор оставил многочисленные следы разрушения – швы и трещины в стенах, даже обвалившийся купол.

В этом диалоге раскрывается преемственность, но не пассивная, – разговор идёт от лица двух эпох. В споре с современным актуализируется былое, его «голос» становится более звучным. Здесь образец реконструкции, которая не консервирует, но продлевает и обновляет жизнь архитектурного памятника.

Продолжая тему, хотелось бы отметить ещё 2 проекта, удивляющих необычностью решений реновации архитектурного наследия.

Замок Матрера в испанском городе Вильямартин был построен ещё в IX веке и за более чем 1000 лет значительно износился, частично рухнув в 2013 году и оставив за собой почти бесформенную каменную гору руин. В этот же год за реконструкцию памятника взялись архитекторы из Carquero Arquitectura.

Замок стоял на ландшафтной границе, где долина переходит в горный хребет, отчего роль его ландшафтного ориентира была значительна. Поэтому главной задачей архитекторов было восстановление утерянного объёма.

Так как законом запрещены так называемые миметические реконструкции (то есть современное восстановление первоначального вида), архитекторы решили построить массивный объём, который служил бы опорой и фоном сохранившимся фрагментам.

Суть такой реставрации сами архитекторы видели в том, чтобы, избегая ложной исторической фальсификации, отменяющей все следы времени, создать проект, который отражает своё собственное прошлое в его физической последовательности, сохраняя эстетическое и историческое значение.

Несмотря на негодование со стороны местного архнадзора и жителей, проект удостоился первой премии  Architizer A+Award в 2016 году.

Если сравнивать с недалёким прошлым, современность располагает куда большими средствами восстановления и реставрации. И не только в материале, но и в области методов и решений. Так, в Утрехте, на одной из центральных площадей, произвели историческую реновацию при помощи световой визуализации.

Для того чтобы показать, что в этом месте, под землёй, проходит древняя, времён Римской империи, крепостная стена, архитекторы из OKRA маркировали эту часть световой инсталляцией, которая меняет цвет в течение дня и во время праздников. Вдоль линии света был установлен ряд  ржавых железных листов, где нанесены очертания и линии крепости и крепостных стен.

Реновация в области исторического архитектурного наследия требует очень деликатного отношения. Кроме того, часто перед архитекторами и градостроителями встают проблемы, которые решить традиционными и привычными методами не всегда возможно. Для этого необходимо изменить угол зрения и искать нетривиальные подходы.

И чем нестандартнее решение, тем выше риск ошибиться и быть непонятым, но результат часто оправдывает риск. Иногда самые безнадёжные, с точки зрения восстановления, объекты можно оживить при помощи самых разнообразных подходов.

Поэтому никогда не надо спешить списывать старое архитектурное произведение в утиль, решение найдётся, что мы и попытались показать на вышеуказанных примерах.

Часть 1. Реновация жилого фонда. Зарубежный опыт

WWW.BERLOGOS.RU

Проблемы внедрения инноваций в реставрации объектов культурного наследия



В данной статье описаны методы, материалы и технологии, применение которых может усовершенствовать процессы реставрации объектов культурного наследия, а также проблемы, которые препятствуют их внедрению. Также описаны возможные варианты решения этих проблем и совершенствования процессов внедрения инноваций в реставрацию объектов культурного наследия в России.

Ключевые слова: измерение инноваций, строительная отрасль, реставрация, высокотехнологичные реставрационные материалы, инновационные смеси.

This article describes the methods, materials and technologies which can improve the processes of restoration of cultural heritage, as well as problems that hinder their implementation. Also describes possible solutions to these problems and process improvement innovation in the restoration of cultural heritage in Russia.

Keyword: measuring innovation, construction industry, restoration, high-tech restoration materials, innovative mixes

Реставрация архитектурного наследия — это один из видов комплексных строительных работ. Объектом таких работ являются памятники архитектуры и культурного наследия. Спектр реставрационных работ очень широк — от реставрации внутренней живописи до восстановления фасадов. И в наши дни реставрация является широким полем для внедрения различных типов инноваций.

  • Технологии не стоят на месте и на сегодняшний день существует множество новых материалов и технологий, которые применяются при ведении реставрационных работ.
  • Примерами таких являются:
  • – метод холодного газодинамического напыления;
  • – метод патинирования путем последовательного нанесения на поверхность минеральных пленок;
  • – атмосферостойкий метод гальванического золочения элементов экстерьера;
  • – новые покрытия для защиты металлов.

Кроме этого подробно рассмотрена технология лазерной очистки каменных и металлических поверхностей, которая постепенно начинает применяться к стеклу, керамике, произведениям живописи, включая иконы и фрески.

Разработан метод сканирующей лазерной виброметрии при выявлении скрытых дефектов и механических напряжений внутри памятника искусства.

Это лишь некоторые из существующих на сегодняшний день инновационных технологий, которые могут быть применены в реставрации. [1]

Отдельного внимание заслуживает внедрения трехмерного моделирования, которое способно заменить привычные архитектурные обмеры.

3D-моделирование открывает множество возможностей реставраторам и строителям, в том числе обеспечивает чрезвычайно точную формовку элементов любых размеров и форм, позволяет копировать и масштабировать любой памятник, кроме того, 3D-модели легко хранить для последующей реставрации, и можно составлять картограммы памятников с указанием всех дефектов, положения крепежей и прочей полезной информацией». Площади, улицы, парки, набережные, здания Петербурга украшают сотни старинных скульптур. Возможно, уже в недалеком будущем 3D-технологии позволят создать своеобразную библиотеку компьютерных копий таких произведений, а это даст специалистам новые возможности изучения и сохранения исторического наследия.

Абсолютно каждый реставрационный проект ставит перед исполнителями новые задачи. Наилучшие решения внедряются в практику. Таким образом, основой инновационных материалов и технологий в реставрации всегда служит опыт живой работы специалистов. [2]

Выбор технологических решений, применяющихся в реставрации, напрямую зависит от результатов мониторинга и комплексного исследования объектов культурного наследия, подчеркивают эксперты. При этом только правильно подобранные технологии позволяют выполнить качественную реставрацию и максимально сохранить исторические особенности памятника. [3,4]

Однако, в России существует ряд проблем, которые препятствуют применению инновационных материалов.

Основными проблемами внедрения инновационных технологий и материалов являются отсутствие норм и расценок на применение новых технологий, а также нехватка механизмов, которые могут позволить нормировать накопленный опыт.

Читайте также:  Зубной штифт: фото, протезы на штифтах и цена

Сегодня очень трудно обосновать заказчикам, как правило, действующим от лица государственных или региональных властей, необходимость применения новой технологии или материала, и заложить ее в смету.

Из этого вытекает и вторая проблема, связана с тем, что новые технологии действительно имеют преимущество в надежности, долговечности, и даже дают возможность реставраторам не нарушать главные принцип данного вида деятельности, но при этом многие из них имеют более высокую стоимость, и государственное финансирование часто отказывается от инновационных проектов в пользу более низкой стоимости, не каждый метод и материал постоянно востребован, а отечественные предприятия не готовы к работе по индивидуальным заказам и малыми партиями.

Соответственно, наладить бесперебойную поставку необходимого материала на объект бывает нелегко. Большинство фирм предпочитают иметь дело с довольно однотипными материалами, а материалы для тонких реставрационных работ исчезают с рынка. [5]

Ярким примером в данной ситуации служит компания «АЖИО» — крупный разработчик сухих реставрационных смесей. Компания разработала технологию промышленного производства высокоизвестковых сухих смесей для реставрации кирпичной кладки и штукатурке стен.

Инновационная составляющая разработки заключается в процессе подготовки сырья и совместном измельчении извести и доломита. Разработка оптимального состава реставрационной сухой смеси на основе воздушной извести позволила улучшить технические свойства смеси и добиться большей эффективности.

В результате требуется меньше материала для выполнения работ, экономия средств возрастает, а качество повышается. Однако производители также сталкиваются с нормативной проблемой.

В России не существует ГОСТа на реставрационные сухие смеси, и в связи с этим любую смесь можно выдать за реставрационный материал, а затем столкнуться с огромными проблемами при сдаче объекта.

Стандарты, существующие для общестроительных материалов, не подходят для реставрации, эти виды деятельности отличаются и стандарты должны быть разные. Как правило, при приемке работ на объекте очень сложно проверить, какой материал использовался на самом деле при проведении работ.

Создание нормативной базы и определенных ГОСТов на реставрационные материалы смогло бы помочь побороть данную проблему.

В настоящее время разрабатываются проекты по стандартизации в реставрации. Например, в Санкт-Петербурге Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГиОП) дает свои рекомендации по применению различных материалов при реставрации памятников и объектов культурного наследия, однако на федеральном уровне этот пример не актуален.

Требуется система регламентов и нормативных документов, которая могла бы классифицировать реставрационные материалы, чтобы в дальнейшем имелась возможность определить, какой продукт является соответствующим качеству и необходимому уровню для выполнения реставрационных работ, а какой просто декларируется, как реставрационный.

Также существует и другая проблема внедрения инновационных материалов. Их стоимость значительно увеличивается в связи с широкой географией России. Если производство расположено лишь в каком-то одном регионе России, то за счет сложной логистики стоимость новых материалов для многих регионов будет намного выше.

Такжевреставрации не существует законной и обязательной для всех методики составления сметной документации, а также единой сметно-нормативной базы для реставрации.

Для ее разработки необходима цепочка «НИИ — лаборатория — сметчики — нормативная станция — реставраторы», которая осуществляла бы на конкретных объектах совместную отработку инновационных методик и подготовку обобщенных материалов.

Практика обязательного составления и публикации научных отчетов о проведенной реставрации сегодня утрачена. Поэтому успех инновационной разработки сегодня всецело зависит от того, способна ли она принести немедленную выгоду. [6]

Решить данные проблема смогло бы привлечение частных инвестиций. Но в настоящее время в реставрацию инвестируют редко. Причиной тому является мнение, что это неблагоприятная сфера для инвестиций. Однако многими отечественными и зарубежными авторами рассмотрены и обоснованы способы привлечения частных инвестиций в сферу реставрац ии ОКН.

Один из основных способов — это совершенствование механизмов государственно-частного партнерства. Заключается он в том, что для привлечения потенциальных инвесторов необходимо указывать им на выгоду, которую они смогут получать в дальнейшем, непосредственно от использования объектов ОКН.

Соответственно привлечь инвесторов может включение объекта ОКН в общеэкономическую среду путем приспособления его к современному использованию. Речь идет об использовании объектов в целях создания арт-пространств, культурных и образовательных центров, туристических комплексов.

Например, создание гостиничных комплексов в исторических зданиях после их реставрации, частая практика в странах западной Европы, при этом никаких проблем с общественностью не возникает.

В этом случае выгоду должны иметь не только те, кто непосредственно занят сохранением ОКН, но и те, кто помогает развивать инфраструктуру.

Авторы предлагают достаточно масштабные проекты: фонды, объединяющие частные и государственные средства, национальный траст, креативные кластеры. В первую очередь необходимо заняться популяризацией ОКН, тем самым увеличив интерес к сохранению этого общественного блага.

Ведь чем больше будет спрос на такие блага, тем больше будет прилагаться усилий для его удовлетворения. Только после этого целесообразно использовать экономические механизмы, приносящие прибыль.

Чем шире будет круг заинтересованных лиц, тем больше возможностей для внедрения инноваций будет появляться в процессе реставрации объектов культурного наследия.

Литература:

  1. Н. В. Волкова, Д. Н. Емельянов, Д. В. Жегалов, Н. Н. Баженова, И. А. Тараканова. Деформационно-прочностные свойства твердых высоконаполненных полиакрилатных композиций-масс для реставрации памятников из камня. Механика композиционных материалов и конструкций. М. 2004. Т. 10. № 2. С. 231–239.
  2. Юдина А. Ф. Реконструкция и техническая реставрация зданий и сооружений: учеб. пособие. 4-е изд., стер. М.: Издательский центр «Академия», 2016. 320 с
  3. Князева, В. П. Экология. Основы реставрации / В. П. Князева. — М.: Архитектура-С, 2005. — 400 с.
  4. Шанаев, С. Я. Старые технологии и рецепты отделочных работ / С. Я. Шанаев, А. В. Тихомиров. — М.: Спецпроектреставрация, 1993. — 39 с.
  5. Международная хартия по консервации и реставрации исторических памятников и достопримечательных мест (Венеция, 1964 г.) [Электронный ресурс]. — Условия доступа: http://ria.ru/save-moscow/20081009/152852076.html
  6. Серикова Л. С., Пищулина В. В. Классификация строительных материалов использующихся при реставрации памятников архитектуры, 2018 г.

Основные термины (генерируются автоматически): культурное наследие, материал, реставрация, Россия, вид деятельности, проблема, процесс реставрации, работа, смесь.

Традиционные и современные технологии реставрации и сохранения декора

Строительное искусство — одна из граней нашей культуры.

Реставрация — наука, объединяющая историю, теорию и практику проектирования и строительства. Это кропотливое исследование архивов и артефактов, изучение аналогов, точная фиксация сохранившихся подлинных элементов и принятие решений по их сохранению.

Реставрация — коллективный процесс, объединяющий труд архитекторов, искусствоведов, конструкторов, технологов, художников, скульпторов, лепщиков, плотников, столяров, резчиков, кузнецов и многих других специалистов, результат работы которых дает возможность не потерять ни одну из страниц нашей истории.

Искусство реставратора сохранять, а не дописывать книгу истории нашей страны. Каждый памятник архитектуры следует рассматривать и ценить как информационный продукт.

Следует учитывать, что каждое вмешательство в ткань памятника всегда сопровождается его утратами, поэтому необходимо увеличить интервалы между ремонтными мероприятиями. Любая ошибка может нанести непоправимый вред культурному достоянию.

В современной активной городской среде следует особое внимание уделять защите конструкций и поверхностей, чтобы сохранить на долгое время уникальные постройки, дошедшие до нас не всегда в удовлетворительном состоянии.

Сохранение строительных конструкций, отделки, декора в рамках ухода за памятниками независимо от вида работ — профилактика или реставрация — является сложной задачей. Правильность принятого решения зависит от определения причин, приводящих к утратам.

Это и проблемы, вызванные переувлажнением, как следствие — размораживанием, биопоражениями, эрозией, это и агрессивная среда, и индивидуальные характеристики памятника, и небрежное отношение пользователя. Чтобы продлить срок службы, материал нуждается в защите.

Коротко коснемся отдельной темы реставрации деталей фасадов и интерьеров на нескольких примерах.

Городская усадьба нач. XIX века, Люсиновская ул, д. 8 /бывшая Малая Серпуховская/ возникла на бывших лугах Коломенской ямской слободы в 1817 году, когда после пожара 1812 года стали осваиваться территории за Серпуховской заставой. Фасады и интерьеры Главного дома богато декорированы лепными типовыми деталями в стиле ампир.

В 1978 году дом сгорел. До пожара были выполнены комплексные исследования, обмеры всех деталей, паркетов, дверных заполнений. Этот материал послужил основанием для Эскизного проекта реставрации.

В 1982 году для расширения Люсиновской улицы все постройки усадьбы — главный дом, флигель, ворота с калитками — были передвинуты от красной линии улицы на 42 метра вглубь квартала.

Строения усадьбы отреставрированы на средства Комитета по культурному наследию города Москвы и приспособлены для размещения Управления сохранения и использования объектов археологического наследия (Центра археологических исследований).

В процессе выполнения реставрационных работ были применены традиционные технологии. Для восстановления лепного декора сохранившиеся фрагменты были склеены, закреплены на клямеры, обработаны горячей олифой, утраченные фрагменты докомпанованы гипсом.

Для воссоздания утраченных элементов были сняты формы с сохранившихся, выполнены гипсовые отливки с дорезкой мелких деталей вручную, обработаны горячей олифой и приморожены на гипс.

Подрядчик предложил выполнить штукатурные работы по фасадам из известково-гипсового состава, который традиционно используется в качестве грунтовки, но в интерьерах, поэтому авторским надзором было запрещено его применение для фасадных работ.

Однако, вопреки запрету, работы были выполнены и практически сразу на штукатурной поверхности появились трещины. Следует иметь в виду, что прежде при производстве строительных работ заранее готовились ямы с известью и процесс гашения продолжался около 5 лет.

Теперь мы получаем готовый продукт быстрого гашения, поэтому процессы в нем продолжаются, особенно при наружном применении с перепадами влажности. Гипс, не защищенный от воздействия осадков, при кислотных дождях разлагается. До настоящего времени пользователь борется с последствиями неверного решения. При выборе рецептов необходимо руководствоваться рекомендациями технолога.

Памятник архитектуры «Дом виноторгового товарищества Депре», ул. Петровка, д. 14, расположен в историческом центре Москвы и занимает владение между улицами Неглинная и Петровка. Здание построено в 1895 — 1898 годах по проекту архитектора Р.
И. Клейна.

Кирпичное четырехэтажное здание с развитым резным декором из натурального камня и сложной объемно-планировочной структурой соответствовало своему функциональному назначению: дорогие магазины (музыкальный, охотничий, французских вин) располагались в первых этажах, верхние этажи занимали фешенебельные квартиры.

Особым изяществом и роскошью отличалась отделка интерьеров представительских апартаментов владельцев дома. За время эксплуатации значительно пострадали интерьеры. На фасадах утрачена венчающая часть здания: забота о нем выражалась в окрашивании фасадов, что привело к утрате декора и изысканного колористического решения.

На основании натурных и архивных исследований авторским коллективом Мастерской № 13 был разработан Проект реставрации. В процессе натурных работ по реставрации и реконструкции здания под поликлинику Центробанка России приходилось решать сложные вопросы по восстановлению утраченного декора. Особые усилия были направлены на выведение из аварийного состояния парадных лестниц со световыми фонарями.

Лестницы выполнены в виде спиралей с изящным кружевным металлическим ограждением. Ступени лестниц выполнены из песчаника — консольные с заделкой в стены на 25 см, без косоуров, в ходе эксплуатации были не только сильно изношены, но и утратили несущую способность.

Наверное, возможно было повторить форму лестниц в новом материале, но реставраторами были приложены все силы на сохранение подлинных конструкций. Были подведены тонкие металлические косоуры, максимально сдвинутые от внешнего края ступеней, чтобы зрительно не утяжелять рисунок; разработана специальная металлическая решетка, принявшая на себя нагрузку. Конечно, под маршем возникли кессоны с профилем, но удалось сохранить все подлинные элементы.

Декор фасадов выполнен из песчаника. Песчаник содержит частицы глины, которые в результате проникновения влаги вместе с парами мигрируют извне к поверхности.

В процессе расчистки резных скульптурных деталей, утративших пластику под толстым слоем покрасочных слоев, открылась тонкая проработка каждого элемента и выявилось цветовое искажение и изменение способности собственной защиты камня из-за образовавшейся глиняной пленки на поверхности резьбы.

Для консервации, защиты и восстановления утраченных фрагментов применялись материалы фирмы «БИРСС». Это сухие смеси, в пастообразной массе позволяющие докомпановывать детали и выполнять пленочное покрытие с высокой паропроницаемостью.

Таким способом были обработаны все резные каменные детали, лицевая кирпичная кладка с колеровкой состава, что позволило вернуть авторское решение Р.
И. Клейна и надолго защитить все элементы декора. Результаты работ, выполненных 15 лет назад, в 1998 году, можно увидеть на памятнике. Есть маленькая ремарка — при очень мелкой проработке деталей применение осложняется потерей пластики, т.к. пастообразная масса образует тонкую пленку.

Памятник архитектуры «Усадьба Игумнова» (Посольство Франции), Служебные постройки. Двухэтажные строения с кирпичной лицевой кладкой фасадов, разделкой швов, белокаменным цоколем, с деталями из фигурного резаного кирпича, композитными фигурными отливками деталей, имитирующими белый камень, изразцовыми поясами.

Состояние лицевой поверхности кирпича, белого камня и резных деталей было крайне тяжелое — загрязнение, расслоение, выветривание, утрата форм отдельных элементов. Для восстановления лицевой поверхности кладки в отдельных случаях возможно выполнить замену деструктированного кирпича, перелицевать поверхность кладки, что и было сделано в зоне размороженного участка кладки над цоколем.

Изъятие отдельных кирпичей или крупных фрагментов по всем фасадам в данном случае привело бы к утрате подлинных материалов, поэтому после расчистки специальными составами было выполнено укрепление проникающим раствором кирпича, докомпановка утрат составом с подбором колера, причем было выбрано четыре пигмента для сохранения неоднородности первоначального цвета кирпичной кладки.

Следует подчеркнуть, что это очень кропотливый процесс, т.к. каждый утраченный фрагмент восстанавливался в границах отдельного кирпича — тычка, ложка или лекального профилированного элемента. То же самое было выполнено со швами: каждый укреплен и расшит.

В данном случае было применено системное решение фирмы «Remmers»: глубоко проникающая защита, обеспечивающая предварительное уплотнение, быстросхватывающиеся системы растворов, уплотняющие шпатлевки, блокирующие воду. Та же система, содержащая компоненты для натурального камня, применялась для восстановления белокаменного цоколя.

Применяя данный метод, удалось избежать перелицовки кирпичной кладки, укрепить поверхность кирпича, вернуть рисунок первоначального декора из тесаного и лекального кирпича методом домазки, защитить поверхность и сохранить первоначальное колористическое решение.

Изразцовый фриз выполнен из плоской (без румпы) глазурованной полихромной рельефной плитки с изображениями драконов, букетов и розеток.

После снятия формы, изготовления модели, подбора глины наступает самый сложный момент — расчет на изменение габаритов изделия и цвета при обжиге.

Незначительное изменение температуры влечет за собой искажение цвета и «усадку» керамической массы. Методом длительного подбора удалось добиться попадания в первоначальное колористическое решение.

Павильон «Миловида» — самая известная постройка из «малой архитектуры» Царицынского парка, построен между 1803 и 1811 годами.

Павильон имеет трехчастное построение объема, в его композиции использован мотив палладианской арки с завышенной центральной частью и заниженными боковыми, которые воспринимаются как пилоны и оформлены более строго.

Павильон в плане близок к квадрату с четырьмя угловыми помещениями, объединенными пересекающимися галереями. Это единственная из парковых построек с завершенной отделкой фасадов и интерьеров к моменту окончания строительства, но и утрат претерпела больше всего именно она.

К началу исследовательских работ в 2005 году была утрачена вся центральная часть, декор, уцелели четыре отдельно стоящие объема. Павильон был практически уничтожен при работах 2000 года (невозможно назвать это действо реставрацией).

В конструктивной части были предложены меры по усилению сохранившихся старых подлинных элементов. Для разработки проекта реставрации потребовалось глубокое изучение архивных материалов и аналогов построек этого времени. Возведенную кирпичную кладку стен центральной части разобрали с последующим воссозданием деревянных.

Разобраны металлоконструкции ферм, ложного свода и колонн и заменены на деревянные, пропитанные огнезащитным составом. По проекту инженера-реставратора М.
В. Куранова воссозданы деревянные конструкции, аналогичные прежним, из древесины, выполненной по современной технологии.

Конструкции были выполнены в заводских условиях в виде клееных и гнутоклееных элементов, обладающих высоким показателем прочности и долговечности. «Миловида» отличалась своим декоративным убранством и наличием живописного плафона на цилиндрическом своде. Основанием для выпуска рабочей документации явились фотоматериалы 1959 — 1961 годов.

После большой исследовательской работы были разработаны картоны с изображением фигур и растительных орнаментов. Работы по воссозданию живописи выполнялись группой студентов Московского Государственного художественно — промышленного университета им. С.
Г. Строганова. Проектом реставрации также было предложено воссоздание скульптурного убранства фасадов.

На чертеже, датированном 1849 годом, изображены женские фигуры на аттиках боковых ризалитов и центральной части фасада, сфинксы на тумбах ограждения крыльца. Наличие скульптур зафиксировано во всех описаниях усадьбы. Подобные элементы были характерны для построек этого времени, придавая им декоративность и монументальность одновременно.

Фигуры, расположенные на боковых частях здания, представлены в виде сидящих женщин. У левой фигуры в руках символ — жезл Венеры. Следовательно, это и есть «Венера». У правой — в руке чаша, она получила условное название «Вакханка». А вот с центральной стоящей женской фигурой возникло много вопросов. Из-за мелкого масштаба изображения невозможно определить атрибутику аллегорической фигуры.

Павильон поставлен в центральной части Липовой аллеи пейзажного парка, на утренней дорожке… Да это же Аврора! Она являлась персонификацией утреннего рассвета. При ее приближении ощущался свежий ветер, утренняя звезда все еще держалась в небе, и румяные лучи посылали на восток свои золотые стрелы.

Иногда она изображалась плывущей по воздуху и разливающей утреннюю росу из сосуда вниз на землю. Значит, в руке у нее кувшин с росой! Казалось странным, что рядом с богинями расположилась Вакханка… Ищем дальше. «…
Её, Авроры, обязанностью быть утренней звездой. Она любимица Афродиты и Геры». Так значит правая фигура — Гера.

При разработке концепции воссоздания памятника, имея архивные фотографии, на которых видны стоящие у фасада скульптуры (явно принесенные из парка) — немного доморощенные, наивные, чуть примитивно выполненные — предлагалось не делать копию многочисленных безупречных общеизвестных скульптурных изображений и не пытаться повторить видимые на фото изображения.

Это должны быть фигуры на заданную тему, которые не выпадают из времени и масштаба существующего фасада и чертежа 1849 года. Проектная документация давала габариты фигур, их тектонику, но оставляла простор для проявления профессионализма скульптора. Скульптура выполнена из композитного состава — отливки по моделям, армированы металлом. Аврора состоит из нескольких горизонтальных поясов, надетых на стержень, в котором скрыта молниезащита. Окраска здания выполнена в соответствии с первоначальным колером современными дисперсными красками.

Какие бы ни применялись приемы — главное, они должны быть направлены на сохранение подлинности элементов памятника.

О.
Е. Галаничева ГУП, «Моспроект-2 им. М.
В. Посохина», ‘Строительная наука’

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *